Елена Пухаева (Украина): «В греблю меня привел Тарас Шевченко».


Елена Пухаева

Елена Пухаева (04.02.1961г., Днепропетровск) – заслуженный мастер спорта СССР , мастер спорта Украины международного класса по академической гребле. Двукратная чемпионка мира по академической гребле и серебряный призер чемпионата мира среди здоровых спортсменов. Участница Олимпийских игр в Сеуле=1988. Бронзовый призер паралимпийских игр в Лондоне-2012.

 

-Существует определенное мнение, что красивые девушки в спорт не идут. Как тогда объяснить ваше появление в большом спорте, причем, одном из самых тяжелых его видов, академической гребле?

-Все началось с того, что зрение плохое. Именно потому все и шло к гребле.

 

-Не понял.

-Все началось еще со школы. Меня, как самую высокорослую, посадили, естественно, на последнюю парту, но поскольку я оттуда ничего не видела, то пришлось обратиться к окулистам и с тех я их постоянная клиентка. По ходу учебы и моего роста, периодически меня приглашали в разные виды спорта, в основном, игровые, но очки, слабое зрение и не очень быстрая реакция предопределили то, что я не гожусь в баскетбол, волейбол или ручной мяч. Тогда еще не было тех операций на глазах, которые стали делать значительно позже. Не было таких понятий как линзы. Даже жестких. Очки – и все! Хотя… Возможно такие операции и делались, но, то ли они мне были не по карману, то ли родителям…

 

-Лена, а когда и как вы попали в греблю?

-В десятом классе. У нас поздний вид спорта и принимают в секцию только с 14 лет. К нам в школу №10, что в Нагорном районе Днепропетровска, пришел молодой человек, фамилию и имя которого я запомнила на всю жизнь – Тарас Шевченко. Этот начинающий тренер выбрал меня и Лену Голубенко, мою подружку. Нас привели в «Локомотив», где тренировал Юрий Борисович Напара, который разрисовал нам радужные перспективы большого спорта и золотые горы завтрашнего дня.

 

-И с какой лодки начинала свой путь в это заманчивое далекое завтра Елена Пухаева?

-По-разному было. «Локомотив» – это была база ДИИТа, сидела я и в четверке, и в восьмерке. Девочки, в основном, были студентками транспортного института, а легким этот вуз не был, вот и получалось, что для них важнее были экзамены, а для меня – спорт.

 

-А не было желания стать студенткой именно этого института?

-Мне всегда кажется, что Днепропетровск хоть и большой город, но настолько тесный, что в нем есть много замечательных людей, которые сыграли в моей судьбе массу положительных ролей.

 

-Например?

-Люба Мирошник, она тренировалась у Евгения Геннадиевича Чеснокова, и, видя мою,не особо активную деятельность у Напары, предложила перейти к Чеснокову, который на тот момент формировал женскую восьмерку. Как тренер он тоже был начинающим. До этого он и греб, и рулил. Восьмерка – это крейсерский, красивейший класс, жаль, что его нет в паралимпийском спорте. Но я горжусь тем, что в свое время выступала в восьмерке.

 

-Как вас уговорила Люба Мирошник?

-Команда была молодая и перспективная. Сама Люба была для меня красавицей, причем, не гребцовской формы, у нее не было этих огромных плеч… Она была очень женственная. У нас с ней намечается встреча и мне хочется сказать ей много слов благодарности за то, что она так здорово изменила мою жизнь. Признаюсь, что до этой встречи у меня уже были мысли закончить тренироваться и бросить спорт. Но так не случилось. А в той новой восьмерке Люба с нами даже и не ездила. Так получилось…

 

-Где все это было?

-Чесноков тренировал нас в спортивном обществе «Зенит», база «Машиностроитель», на Комсомольском острове. Естественно, что многие девочки работали на «Южмаше». Я работала на втором производстве – в спортклубе «Вихрь».Мы много ездили по сборам, и всюду Чесноков искал девочек. Так он нашел в Херсоне Лену Матвеенок, очень видная такая девчонка, которая на тот момент училась в техникуме. Она потом переехала в Днепропетровск и стала тренироваться у нас. С тех пор мы с ней – лучшие подруги.

 

-Лена, молодая, симпатичная девушка, а тут такие тяжелые, можно сказать, мужские нагрузки…

-А было не так тяжело, поскольку не такая уж маленькая я и была.

 

-И какой у вас рост?

-Он и сейчас 190… Я с детского садика такая. Дети поднимаются на четыре ступеньки, а я, стоя на земле, выше них… А что касается нагрузок, то я не думаю, что мне было легче, чем другим. Всем было тяжело. Чесноков часто нас ловил на каких-то сачкованиях… У него была фаворитка, лидер – Ира Парфенова. Мне всегда казалось, что ей все очень легко дается. Она была сухая, боевая и все мы за ней тянулись. Она была у нас самая старшая. Ей было на четыре года больше чем мне и моим подружкам по команде.

 

-В этом возрасте разница в четыре года это много…

-Да! Потом по этому поводу у меня много было разных мыслей, но они не для прессы. Время все лечит и расставляет по своим местам. Молодость она горяча и по-настоящему все оцениваешь, сделав несколько шагов дальше…

 

-Раз уж мы заговорили про молодость, а как же любовь, страсти и тренировочный режим с его строгостями, и вечные сборы, поездки, турниры…

-Официально замужем я не была. С отцом моего ребенка мы прожили год, но потом разошлись, хотя до этого наш роман длился семь лет. Я пытаюсь оглядываться и анализировать все в своей жизни. Мы встречались редко. Это была романтика. Я могла полететь в Киев, пообедать с ним и вернуться обратно в Днепропетровск. Билет на самолет стоил 14 рублей, а на поезд – 9 рублей. Он гражданский человек, он не связан со спортом и поэтому мне можно было рассказывать все что угодно, и я многого не понимала, и на все смотрела его глазами. Жизнь в спорте больших достижений совсем другая. В виду того, что ты человека недостаточно хорошо знаешь, то все неизвестные стороны его характера ты сам додумываешь и придумываешь в удобную для тебя сторону. Но зато, когда мне перед Олимпиадой в Сеуле в 1988 году сказали, что мы последний раз даем тебе шанс на выступление, но с твоим зрением после Игр можешь даже и не готовиться, чтобы потом не было разочарований… Это был мой последний турнир. Именно тогда я и поняла, что надо ориентироваться на гражданскую жизнь. А после года совместной жизни я поняла, что человек не отвечает тем требованиям, которые я предъявляю к себе, в первую очередь, по жизни, и тем более, к мужчине, который должен быть рядом. Вот мы и расстались, хотя было очень больно…

 

-Как у всех спортсменок ребенок появился на свет после Олимпиады?

-Да, в 1990 году.

 

-Лена, имея 190 сантиметров роста трудно подобрать себе пару?

-Он был такого же роста, что и я.

 

-А дискомфорта низкорослых мужчин не было?

-Ухажеры бывали всякие, но я не видела перспектив, и все быстро заканчивалось, не успев даже начаться.

 

-В вашей жизни были два очень ярких момента, когда вместе со своей подругой из Днепропетровска Сарией Закировой вы становилась чемпионкой мира по академической гребле в своей любимой восьмерке. Первый раз это было в 1985 году в бельгийском Хазевенкеле, а через год в Ноттингеме (Англия). Давайте вместе вернемся в чемпионское время…

-В 1985 году на Большой Московской регате мы выиграли у сборной СССР, которая готовилась к чемпионату мира. Это была сенсация. Нас отправили в Швейцарию на международную регату. Второй раз победить мы не смогли, но Чеснокову предложили альтернативу: из команды Днепропетровска мы берем двух «самых-самых» и плюс тренера в состав сборной Советского Союза. Сказано – сделано. Мы с Закировой едем на мир в составе сборной СССР и выигрываем звание чемпионов мира.

 

-Слава звезды свалилась на хрупкие женские плечи?

-Сегодня можно сказать, что это было не особо ярко, а тогда… Нас провожал председатель областного спорткомитета Юрий Сергеевич Бурмак, который перед отъездом пообещал: «Девочки, приезжаете чемпионками мира – встречаю с ключами!». К Новому году мы квартиры получили. Закирова на Дзержинке, я – на Кирова.

 

-И все?

-Вдогонку мы получили право на приобретение (вне очереди!) мебели и даже швейной машинки. Не забывайте, что тогда люди ночевали не один день под дверями мебельных магазинов в очередях, а для нас это был подарок судьбы!

 

-Сейчас уже можно спросить. Сколько призовых денег вы получили за успех?

-Тысячу рублей! Это были фантастические деньги. Я на работе получала 250! Понимаете, когда мы поехали днепропетровской восьмеркой выступать в Швейцарию, то перед стартом мы взялись за руки и скандировали: «Мама! Родина! Чесноков!» Это была идеология. Мы себя так настраивали.

 

-А как вы себя настраивали и что кричали, когда выступали за сборную СССР?

-Знаете, надо отдать должное тренеру, который нас тренировал, это Виктор Васильевич Потабенко. Он, конечно, каждой из нас гайки закручивал, но… Перед такими большими основными стартами нас ориентировал сделать то, что мы можем и сделать лучше, чем мы можем. То, что мы ехали за победой – это было однозначно! Советский Союз готовил своих спортсменов только на победу. В пятом и шестом году мы были первыми, а когда в седьмом стали вторыми, мы просто рыдали в эллинге крокодиловыми слезами! Мы смотрели и не понимали, когда на плот подходит девочка одиночница из какой-то капиталистической страны и счастливая улыбается тому, что стала пятой или шестой, то мы не могли понять в ее радости. А она была счастлива, что стала шестой в мире! Ее целовали, обнимали и поздравляли подружки! Все гордились таким высоким показателем, а мы ревели от второго места… Мы были в шоке. Как?! Это же стыдно! А она радуется… С каким лицом она приедет домой и что будет рассказывать родным и близким?! Мы многого тогда не понимали. Зато когда стали четвертыми в Сеуле, то на Олимпиаде нас держать не стали и через день отправили домой самолетом. Мы приехали и тихо растворились в огромной стране. Все призеры Сеула возвращались домой на теплоходе «Шолохов». Когда они зашли во Владивосток, то там был устроен пышный прием, потом перелет в Москву, торжественный прием, а мы готовы были провалиться со стыда от позорного четвертого места… В Днепропетровске нас встретили местные власти, поцеловали, сказали спасибо. И за это спасибо от нас.

 

-А за звание двукратной чемпионки мира у вас есть правительственные награды?

-Да, есть две грамоты от правительства Украины и к ней нагрудные знаки. А за бронзу в Лондоне награждена орденом «Княгини Ольги» третьей степени и грамотой Кабинета Министров Украины.

 

-Лена, вы родом из СССР. Как гуляли по городам «загнивающего капитализма» советские спортсменки? И еще. Вы в сентябре были в Лондоне на паралимпийских играх. Можно ли провести параллели?

-В Лондоне-2012 нас просили по одному не разгуливать. А в моем случае и с моим зрением я просто рисковала затеряться. Поэтому я даже из номера почти не выходила.

 

-Я о демократических свободах тогда и сегодня…

-Тогда все было значительно строже. Ходили мы коллективом не менее четырех человек. Чаще всего нас сопровождал Чесноков и какой-нибудь «товарищ». Понимаете, для меня все было так, как нас учили. Мне сказали, что я еду в «загнивающий запад», я туда и ехала, как в «загнивающую страну». Тогда я боялась куда-то пойти. «А вдруг?!» – эта мысль всегда преследовала меня, хотя этого «вдруг» и не было.

 

-Ни разу?!

-Нет, была Швейцария, Люцерн и один местный товарищ предложил мне показать красоты своей страны, там замечательная гора Пилатус, он предложил поехать на его автомобиле. А это роскошный курортный городок, уютный, ну, просто, великолепный! Но, Боже упаси!! С иностранцем сесть в его персональный автомобиль и куда-то поехать без нашей команды?!

 

-Может быть, у него были какие-то особые мысли по поводу красивой молодой девушки?..

-Нет! Просто я была девушкой из закрытого Советского Союза, и именно поэтому ему хотелось раскрепостить меня, и показать любимую страну. Ничего более. Но чтобы я или кто-то из нас сел в машину к иностранцу?! Это было другое время и другая реакция на все то, что нам предлагалось даже по доброте души этих гостеприимных иностранцев.

 

-А когда вы первый раз оказались за рубежом?

-Первый раз в 1981 году я поехала в Польшу. Перед поездкой мы проходили собеседование и инструктаж в Москве. Нам долго и подробно рассказывали как себя вести, что нам можно и что нельзя. Это был строгий и серьезный разговор в солидных учреждениях.

 

-Лена, у вас большой опыт тренировочного процесса в спорте высших достижений, а через промежуток лет новая волна в паралимпийском спорте. Какая разница в физических нагрузках?

-Разница не такая разительная для организма потому, что все эти годы я выступала в спорте ветеранов. Да, не так интенсивно как тогда, и как интенсивно сейчас, но некую спортивную форму я старалась поддерживать.

 

-Два слова о спорте ветеранов.

-Там участвуют все те, кто более двух лет пропустили после большого спорта. В тот промежуток времени я участвовала в различных турнирах, правда, здесь все за свои деньги. Сюда приезжают те, кто чего-то добился в этой жизни и может позволить себе такое недешевое удовольствие. И если назвать эти соревнования аристократическими, то получается, что ты сам за все заплатил и отвечаешь на соревнованиях только перед самим собой. Это своеобразное платное хобби.

 

-Лена, я ни слова не говорю про возраст, но не могу не задать вопрос про Бразилию, хотя предполагаю, что ответ будет банальным, типа «шансы всегда есть».

-Это так! До этого года мне очень хотелось поехать на великолепный праздник – паралимпийские игры. Я была уверена, что это будет замечательное торжество спорта. И это независимо от того, какое место мы там возьмем. Сборная Украины взяла все, что смогла, и еще мы подарили ей свои бронзовые медали.

 

- Впервые в паралимпийской истории Украины!

-Но если я в свои «надцать» лет занималась и занимаюсь этим без медалей, то теперь, получив моральную отдачу, сегодня я думаю о том, что это статусное место. Именно потому я хочу еще. Хватит ли меня? Я не знаю. Тренерам нужно искать молодые таланты, но что касается нашего женского состава, то вижу, что будет нелегко найти подходящую кандидатуру на замену. Понимаете, девушки больше хотят обзавестись семьей и реализовать себя как матери и возраст здесь играет свою роль и все остальное тоже. Я часто сама себе задаю этот вопрос. Если очень хочешь, то можешь. Я понимаю, что однажды придет на мое место молодая сильная и целеустремленная девушка. Я готова ей помогать и учить, но без боя я свое место в лодке не отдам.

 

-В самый последний момент в вашу лодку «запрыгнули» два молодых спортсмена. По мнению многих, именно они и обеспечили ваш бронзовый успех. Так ли это?

-Я подозреваю, что у каждого было такое ощущение как и у меня, что «тебе было тяжелее всех, и ты из последних сил вырвала этот финальный заезд». Мне кажется, что я не грешу, когда утверждаю, что так думал каждый. Мы шли к финишу на фантастическом автопилоте, выкладываясь до последнего. И Катя Морозова , и я, и Денис Соболь, и Андрей Стельмах, и Вова Козлов, все выложились! Просто у нас с Катей больше опыта, мы дольше этим занимаемся, а у ребят больше спортивной злости, зубатости молодой. Они-то пришли из другого вида спорта и очень хотели что-то доказать. Себе и другим. И у всех у нас получилось!

 

-На дистанции вы видели соперников?

-Нет! Я же была в черных очках. А для того чтобы не сбиться надо мобилизовать свои внутренние силы!

 

-Тогда расскажите, как на вас подействовал тот невероятный рев трибун, что стоял над водой во время гонки?

-Это ужасно! Это определенное психологическое препятствие. Я удивляюсь, как мы его преодолели. На тренировках мы в очках, но в тишине.

 

-По реву трибун можно что-то понять?

- Только то, что ты въехал в зону трибун. Со старта метров за 400-500 еще слышно рулевого, но когда ты попадаешь под пресс трибун, то уже ничего не слышно и вот тут выручает «скатаность» и тактический опыт.

 

-Что кричит в эти минуты Володя Козлов, рулевой лодки?

-Он кричит какими мы идем. Он ведет тактическую борьбу, а если бывает какой-то сбой, то помогает восстановить ритм.

 

-В финале вы шли в таком плотном противостоянии с китайским экипажем, что невозможно было угадать, кто финишировал раньше. Как вел себя Козлов, если глаза у вас закрыты?

-Он и кричал, что идем «нос в нос», а когда оставалось метров двести до финиша, то и его не было слышно. Звуковая волна гуляет по воде, усиливается и глушит все динамики. Я не только Вову не слышала, я себя не слышала. На каждом гребке с криком выдыхаешь… 200-250 метров это где-то 30 гребков.

 

-Стоит рев трибун, рулевой кричит, что идете вровень, в этот момент нет импульсивного желания делать чаще гребки? Но, с другой стороны, собьете команду с ритма. Как быть?

-Мы не имеем права этого делать! Это делает только загребной. Смешно, но когда не слышно рулевого, а ты катаешься по лодке и малейшее изменение ритма, которое делает загребной, ты ощущаешь, простите, через пятую точку. Особенно, с закрытыми глазами. Денис в эти последние 30 гребков максимально поднимает темп, насколько он считает нужным, и насколько мы его можем поддержать.

 

-Но вот он, финиш, остается 5-10 гребков! Как вели себя в эти секунды?

-Неизвестно, когда это было. Это была одна долгая и трудная волна наката на финиш.

 

-Когда и как узнали про финиш?

-Козлов прокричал, но не сразу мы это расслышали, поэтому сделали еще несколько лишних гребков.

 

-Лена, по-моему, это была потрясающая по напряжению пауза между тем моментом, когда затихли трибуны и вы, и китайцы, и все болельщики ждали ответа на главный вопрос – кто третий?

-Это было жутко. Мы не снимали очки даже после того, как финишировали. Мы ждали того момента, пока главный судья не объявил наш результат и о том, что наша регата закончена, только после этого мы уже могли снять очки.

 

-Я помню, как вздрогнул, когда у увидел у тебя в руках украинский флаг. Это означало, что вы – бронзовые призеры! Кому принадлежала идея взять флаг в лодку?

-Идея была моя, но я никому об этом не говорила, кроме Кати Морозовой. Так приняли женское решение на фарт, и хорошо, что все случилось так, как мы и мечтали. Понимаете, государство столько лет вкладывало в насденьги, столько для нас было сделано, поэтому хотелось отблагодарить по-своему и сказать, что все это было не зря. И я таки принесла своей стране бронзу пусть даже через 24 года. И мы вышибли китайцев с пьедестала точно так же, как они нас в Сеуле в далеком 1988г., с отрывом в те же три десятых секунды. Спасибо всем, кто нам помогал в этом длинном пути к успеху.

 

-Буквально через несколько дней у вас начинаются новые сборы, новый паралимпийский цикл. Какие главные старты ждут сборную команду Украины по академической гребле в 2013 году?

-В августе у нас будет чемпионат мира в Корее, а до этого этап Кубка мира, который пройдет во второй половине июня в Лондоне, на том самом канале, где мы боролись за свои медали. Будет еще старт в Италии, но четверка туда не едет.

 

-Возвращаясь к делам домашним. Сколько лет сыну и как его поднимала мама, которая часто бывала вне дома?

-Эдуарду 22 года. Поднимали его я и моя семья. После института физкультуры я закончила бухгалтерские курсы и работала. До «Инваспорта» работала главным бухгалтером строительной фирмы. В спорт сын не пошел, решив, что одной чемпионки мира на семью достаточно. Но зато он с отличием закончил нашу строительную академию, а сейчас учится в аспирантуре и работает.

 

-За долгую спортивную жизнь, сколько стран удалось объездить?

-Не считала. В основном это Европа, поэтому не очень много. Была еще в Новой Зеландии и Корее.

 

-А в какую страну хотелось бы попасть?

-Не думала об этом…. Наверное, в Индию и в Китай. Восток мне интересен.

 

-Какая кухарка Елена Пухаева?

-Готовлю с удовольствием. Жаль, что редко получается.

 

-Чему посвящено свободное время?

-Я люблю заниматься «рукоприкладством». Я живу в частном доме, на земле. Кроме того я вяжу, шью, вышиваю у меня есть идея реализовать всевозможные поделки из пластиковых бутылок. Люблю выполнять неординарные садовые декорации. У нас есть много разного инструмента, и я люблю делать необычные штакетники и прочие штуки для огорода. Приобщаю сына, и уже он может переделывать старую мебель под новую, и, вообще, что-то мастерить неординарное.

 

-А телевизор, книги и все остальное…

-Телевизор больше как фон, книги не читаю из-за зрения, но с помощью аудио изучаю английский язык и он у меня на бытовом уровне вполне нормальный. Я довольна собой.

 

-Подводя итог нашему разговору, хотелось задать такой вопрос: – О чем еще хотелось бы сказать? О чем я не спросил?

-Мне хотелось бы, чтобы кроме Сарии Закировой прозвучало имя моей последней напарницы из спорта здоровых – Людмилы Лаптеевой, сейчас она Сергеева. Даже после Сеула мы с ней много катались и даже выиграли чемпионат Туркмении. Я благодарна ей за то, что тот период жизни уменя в паре с ней прошел очень комфортно. Я повторюсь, но я благодарна сыну и его друзьям Валерию и Игорю Самойленко, которые так трогательно за меня болеют и поддерживают, провожают и встречают на ответственные старты. Я уверена, что большой спорт меня выковал и многому научил. Второй раз я училась жить гражданской жизнью после того, как закончила выступать в здоровом спорте. Пришла в паралимпийский спорт и в третий раз все начала постигать заново. Школа большого спорта дает мне силы справляться со всеми этими задачами, которые жизнь выстраивает впереди. И если для здоровых и молодых спорт – это школа, то для инвалидов спорт – это шанс. Поверьте мне и приходите к нам.

 

А еще, я хотела бы сказать большое спасибо моим тренерам Юрию Бондаренко и Руслану Максимову за ту работу, что они проделали с нашей четверкой на пути к Играм в Лондоне. Спасибо нашему украинскому «Инваспорту» за прекрасный инвентарь и комфортные условия на протяжении всего подготовительног

о периода. Спасибо всем моим подругам и партнерам, с которыми я достигала побед. В одиночку в большом спорте трудно. У меня была и есть команда. Команда моей нескончаемой молодости.

 

Сергей Аллахвердян, 8 апреля 2013 года, блог "Паралимпийский спорт в Украине"

 

ФОТОГРАФИИ


КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: