Олег Лыков (Украина): Одна лодка и четыре «академика».


Олег Лыков

 

 

Олег Лыков, Леонид Шапошников, Сергей Белоущенко, Сергей Гринь
 

Победив в квалификационной олимпийской регате в швейцарском Люцерне, украинская команда-четверка по академической гребле завоевала одну из двух последних разыгрывающихся в этом классе путевок на Игры в Афины. В составе нашей сборной выступали днепропетровцы Леонид Шапошников и Олег Лыков, Сергей Белоущенко из Николаева и киевлянин Сергей Гринь. Для лидера этого экипажа — ОЛЕГА ЛЫКОВА — Афинские игры станут третьим олимпийским стартом в его биографии.

 

— Пробиться в Афины было особенно нелегко, — признался Олег в беседе с корреспондентом «2000». — Нашими основными конкурентами в борьбе за олимпийскую путевку были бельгийцы и американцы. Перед бельгийским экипажем мы имели некоторое преимущество: выиграли у них в апреле на международной регате Memorial Paolo d`Aloja. В итоге в Люцерне они не смогли справиться с психологическим напряжением и, финишировав пятыми, остались вне Игр. Второе место покорилось американцам, которые, как и мы, теперь будут готовиться к соревнованиям в Афинах.

 

Габариты решают все

 

— Отличительной особенностью вашего вида спорта является то, что заниматься им обычно начинают с 17—18 лет. Почему не существует детско-юношеской гребли?

 

— Для детей наша спортивная дисциплина очень тяжелая: требует больших физических нагрузок. Многое зависит и от инвентаря. Под детей его не делают. На стандартных же веслах и лодках ребенок просто не сможет грести. Поэтому в 10 — 12 лет юному поколению нет смысла приходить на греблю. Набирают молодежь с 14 — 15 лет. Внушительные габариты — непременное условие набора. То есть нужно иметь не только высокий рост, но и немалый вес. В Киеве, например, есть парень: рост — 202 см, а вес — всего 78 кг. Он несколько лет не прогрессирует из-за своей худобы. Поэтому в нашем виде существует неофициальное разделение спортсменов на «легковесов» и «нормальных» гребцов.

 

 

— А бывает, что более легкие ребята проходят дистанцию быстрее, чем «тяжеловесы»?

 

— Да, но такие примеры для нашей страны не типичны. Можно сказать, что в Украине «пушинок» международного уровня нет.

 

 

— С вашими параметрами можно было пойти на борьбу или бокс. Не прельщала слава Карелина или братьев Кличко?

 

— В гребле оказался во многом благодаря случаю. Однажды в восьмом классе с друзьями ехал в троллейбусе. Ко мне подошел мужчина и предложил заниматься этой спортивной дисциплиной. Незнакомца звали Александр Плужник. Александр Петрович и стал моим первым наставником.

 

В дальнейшем я трижды бросал занятия. Угнетало, что в команде все были на пять-семь лет старше меня. С ними было неинтересно: не совсем тот круг общения. Поэтому я вскоре перешел в коллектив, где занимались мои сверстники. И все равно еще несколько раз «завязывал». Даже «убегал» на велоспорт: там тоже получалось. Какое-то время занимался гандболом. А уже потом окончательно переключился на греблю.

 

 

Патриотический заряд от диаспоры

 

— Первые успехи впечатляли?

 

— Как сказать. В 1989-м в составе двойки принял участие в международной юношеской регате «Дружба». Проходила она в Болгарии. Со своим партнером Юрием Дюковым занял третье место. Через два года в испанском Баниолисе дебютировал на юношеском чемпионате мира. А перед Олимпиадой в Барселоне мы с Юрой пересели в восьмерку, но завоевать олимпийскую лицензию нашему экипажу не удалось.

 

После той неудачи перешел под начало Леонида Каневского, целенаправленно готовившего наш «линкор» к Атланте. Но в США первенствовали голландцы, а мы не попали даже в финальную регату. Поэтому после Игр осознал, что для дальнейшего прогресса мне необходимы перемены.

 

И тут как раз Анатолий Шишканов предложил мне перейти в четверку. Наш экипаж (Марченко, Заскалько, Шапошников и я) весь следующий олимпийский цикл прошел в ранге одного из лидеров.

 

 

— В Сиднее наша австралийская диаспора поддерживала соотечественников во время регаты?

 

— Да, и неплохо. Но до украинцев, проживающих в Канаде, им далеко. Те нас вообще ни на минуту не отпускали. Перед чемпионатом мира месяц там были на сборах. И диаспора каждый день организовывала встречи, вечера. А на День Независимости вообще концерт устроили. Патриоты страшные! Не в последнюю очередь благодаря их сумасшедшей поддержке мы привезли тогда с мирового первенства серебряные медали.

 

 

Самый «чистый» вид спорта

 

— В академической гребле проводятся специальные соревнования на тренажере.

 

— Да. Тренажер называется «Концепт», своего рода имитация лодки. На нем оборудовано электронное табло, показывающее, с какой средней скоростью ты проходишь заданную дистанцию. Последние пять лет я выигрывал на этом снаряде чемпионат Украины. В нашем виде спорта этот турнир считается официальным — зимним первенством страны.

 

 

— Почему же тогда не пересядете в одиночку? Может, и на международной арене смогли бы на ней «выстрелить»?

 

— Здесь проблема в моих габаритах. К весу лодки сразу прибавляется больше центнера. Соответственно и высокий темп всю регату держать тяжелее. Да и до недавнего времени у нас в этом классе были большие проблемы с инвентарем. Замечу, что практически все гребцы, выступающие в двойках, четверках и восьмерках, на чемпионатах страны ежегодно соревнуются и в одиночках. Причем если завершают регату в последних рядах, их место в «родных» экипажах может быть поставлено под сомнение. Поэтому у нас свой класс нужно постоянно подтверждать.

 

 

— Никогда не слышал о допинг-скандалах в гребле...

 

— А у нас их и нет. Допинг-пробы берут после каждых соревнований. Но никогда никого не ловили. У нас не принято употреблять запрещенные препараты. По сравнению с другими гребля — очень чистый вид спорта.

 

 

— Какие самые распространенные травмы в вашем виде спорта?

 

— Вылет диска из пятого позвонка поясничного отдела, так как основная нагрузка идет на спину. Очень сильно страдают и колени — от физподготовки. Нам ведь нужны сильные ноги. В осенне-весенний период серьезно занимаемся со штангой. Приседание, жим ногами. Работаем с максимально допустимым весом. Колени не всегда выдерживают.

 

 

Эра Стива Рэдгрейва

 

— Насколько важен в гребле возрастной фактор? Были ли в вашем виде спорта случаи, за исключением легендарного ленинградца Вячеслава Иванова (триумфатор трех Олимпиад), когда, скажем, 18-летние гребцы становились олимпийскими чемпионами?

 

— Академической гребле принадлежит один интересный рекорд. За всю историю Игр самым юным олимпиоником в 1900 году стал 10-летний спортсмен. Тогда перед регатой у одного экипажа заболел рулевой, и гребцы доверили этот пост местному мальчишке. Ход себя оправдал — лодка, ведомая мальчуганом, пришла к финишу первой. Сейчас же на Олимпиадах введен возрастной ценз (к соревнованиям допускаются спортсмены, которым исполнилось 16 лет), так что это достижение вечно.

 

Ну а, кроме упомянутого вами Иванова, в раннем возрасте первыми на Играх были братья Джузеппе, Агустино и Кармино Абаньялли. После Сиднея на троих у них было семь золотых олимпийских наград (по две у Джузеппе и Кармино и три — у Агустино).

 

Самым же выдающимся спортсменом в академической гребле является англичанин Стив Рэдгрейв. Ведомые им экипажи (двойка и четверка) побеждали на протяжении двух десятков лет во всех чемпионатах мира и Олимпиадах. Перед Сиднеем врачи обнаружили у Рэдгрейва сахарный диабет, но он все равно выступил на Олимпиаде, выиграл пятую олимпийскую золотую медаль и только после этого завершил свою блистательную карьеру. Живая легенда. Вот на кого нужно равняться.

 

 

В Афины — на итальянском «фрегате»

 

— Два олимпийских цикла ваша четверка считалась одним из лидеров в своем классе. Почему никак не удавалось покорить мировую и олимпийскую вершины?

 

— Здесь не одна большая причина, а множество маленьких, из которых складывается такая неприглядная картина. Все начинается с условий для тренировок. До этого года в нашем распоряжении был только старый обветшалый инвентарь. Тренировались на посудине, на которой гребли еще «сборники» Союза. На официальные старты выходили на немецком «Импахере» 1995 года выпуска. И только недавно, слава богу, нам купили новенький «фрегат» итальянского производства.

 

Возьмем бытовые условия. Горячая вода на базах до недавнего времени была большой редкостью. А ведь в осенне-весенний период это ощущается очень остро. Хотя заметил один парадокс: чем больше трудностей в подготовке, тем выше результат на стартах. Злее, может, становимся. Во Франции, помню, перед чемпионатом мира приютили нас возле какой-то фермы. Коровы, лошади рядом ходят. Полчища мух не дают продохнуть — полный аут. Но мы не растерялись. «Догребли» до бронзовых медалей.

 

 

— Существует мнение, что во многих видах спорта Украина «выплывает» только благодаря кадрам, сохранившимся с советских времен. Для академической гребли это утверждение справедливо?

 

— Думаю, да. Если бы не заслуженные мастера спорта Александр Заскалько, его тезка Марченко, Инна Фролова, Светлана Мазий и Леонид Шапошников, которые входили еще в состав сборной СССР, украинские экипажи вряд ли смогли бы претендовать на что-то серьезное. В сложный период материальной и структурной перестройки во многом благодаря им наша гребля смогла сохранить свое лицо. Сейчас, правда, из вышеназванных ребят действующими спортсменами являются только киевлянка Мазий (она вернулась в большой спорт в прошлом году) и мой земляк Шапошников. Они своего рода последние из могикан.

 

 

Старший прапорщик и байкер

 

— Это правда, что в Днепропетровском институте физкультуры вы учились около десяти лет?

 

— Восемь. Просто руководству вуза было приятно, что я так долго представлял их учебное заведение на всеукраинской и международной арене. В 2000-м меня даже признали лучшим студентом в институте. Сразу оговорюсь: видимо, учитывали не успехи в учебе, а спортивные результаты. Потом я поступил на срочную службу в армию, а после ее окончания, подписав соответствующий контракт, остался сверхсрочником. Дослужился, правда, только до старшего прапорщика.

 

 

— Ваша супруга Алла тоже занималась академической греблей?

 

— И не без успеха. Даже когда в связи с рождением ребенка сделала в занятиях спортом перерыв, ей не смогли найти достойной замены. Алла вернулась, выиграла чемпионат страны в двойке и... решила завершить активные выступления. Почему? Хватит одного спортсмена в семье. Да и за детьми надо было смотреть. Старшей дочке Веронике сейчас 10 лет, младшей Виолетте — три года. Супруга закончила аграрный техникум, будет ветеринаром.

 

 

— Слышал, вас называют байкером...

 

— Мотогонками действительно увлекаюсь. В 2002 году купил себе МТ10, капитально его переделал. В редкие свободные часы выезжаю на трассу и наслаждаюсь чувством скорости. Но меру знаю.

 

 

— Как будете готовиться к Олимпиаде?

 

— Проведем два тренировочных сбора. На что можно рассчитывать в Афинах? Загадывать не люблю. Но надеюсь, что третья олимпийская попытка окажется для меня удачной. Пора уже выиграть что-то серьезное...

 

 

Справка «2000»

 

Олег Лыков. Родился 1 августа 1973 года. Рост — 202 см, вес — 110 кг. Мастер спорта международного класса по академической гребле.

 

Чемпион Европы (2002 г). Серебряный (1999) и бронзовый (1997) призер чемпионатов мира. Двукратный победитель Кубка мира (2001 и 2002). 11-кратный чемпион Украины (1993 — 2004). Участник Олимпийских игр в Атланте и Сиднее.

 

2-8 июля 2004 года еженедельник № 27 (227)

 

Использованы материалы статьи Максима Розенко, газета «2000», еженедельник «Спорт ревю»

 

КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: