Портрет друга

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 5.00 (1 Голос)

Мысль написать о Зигмасе Юкне, спортсмене выдающихся способностей, замечательном человеке, родилась в горький час. Множество друзей собралось в тот день, чтобы проводить Зигмаса в последний путь. Его жизнь оборвалась на 46-м году после двух тяжелейших операций головного мозга.

Любые трудности Зигмас преодолевал благодаря твердости своего характера, настойчивости, неимоверно большой энергии. И на этот раз он до последнего часа мужественно боролся - ни разу не произнес слово "смерть", он верил в чудо, надеялся, что сильная воля обязательно победит. Но увы... Как ни обидно, но судьба бывает жестокой к сильным. не зря говорят, что молнии чаще поражают дуб, чем осину.

Моя судьба, мне кажется, сложилась счастливо, именно потому, что она меня свела с этим незаурядным человеком, замечательным гребцом. Больше 10 лет мы провели в одной команде, были связаны словно сиамские близнецы, видимыми и невидимыми нитями. Казалось, мы черпали силу друг от друга. Его кипучая энергия, упорство и мое хладнокровие удачно сочетались.

Зигмас в борьбе был беспощаден и к себе, и к партнерам. и к соперникам. Он - потомок воинственной, не покоренной крестоносцами Жемаитии, а люди в этих местах всегда отличались своей смелостью и несгибаемым характером.

Он родился и вырос в многодетной семье, рано умер отец, и Зигмасу сызмальства пришлось зарабатывать на жизнь. 13-14-летний подросток, выросший на берегу озера, ночью со старшим братом рыбачил, до рассвета тянул сети, а утром, наспех позавтракав, почти бегом бежал 6-7 километров в школу. И так изо дня в день. Судьба его не баловала, она его сурово закаляла. Озеро, рядом с которым прошло его детство, не вызывало у Зигмаса романтических настроений: дважды он тонул, один раз сам вытащил тонущего друга, а как-то, возвращаясь с рыбалки, заснул прямо на снегу и сильно простудился. Но крепкий организм выдерживал всё тяжелые испытания.

По природе своей он был оптимистом, в школе очень любил самодеятельность, побеждал на конкурсах поэзии, литературного чтения. Тогда еще в средних школах не было таких условий для занятий спортом, как теперь, но все - будь это походы на лыжах, велосипедах, соревнования по баскетболу - все проходило с энтузиазмом послевоенных лет. И Зигмас был одним из активнейших организаторов этих полезных затей.

Позже он поступил на физико-математический факультет Вильнюсского педагогического института, хотя труднее всего в школе ему давались именно физика и математика. Здесь, видимо, сказался его характер и педагогическая жилка. Он был прирожденным педагогом. Сколько его помню, он всегда любил общаться с людьми, был прекрасным рассказчиком, моментально завязывал с любой аудиторией контакт - публика всегда ловила каждое его слово. Разъезжая с Зигмасом с выступлениями по районам и городам, я ни разу не видел равнодушной, кислой аудитории. Своей улыбкой он заражал всех - и самых требовательных, и самых равнодушных слушателей.

В институте для Зигмаса началась интересная, но вместе с тем и нелегкая студенческая жизнь. Стипендия маленькая, ее на жизнь не хватало, и опять приходится подрабатывать - то сторожем, то грузчиком" в пекарне. Зигмас, подвижный, веселый, общительный, заниматься спортом начал почти случайно. Часто зачеты по физкультуре доставляют студентам много неприятностей. Студенты любят шутить, что любой предмет могут выучить за одну ночь. Так говорят даже про китайский язык, но не про физкультуру. К зачету по физкультуре не подготовишься и за неделю. Случилось так, что бег на 100 метров стал непреодолимым препятствием для студента Юкны. И он решил записаться в любую спортивную секцию, лишь бы не сдавать ненавистный зачет. Ведь спортсмены получают все зачеты по физкультуре автоматически.

Так он очутился на гребной базе, не подозревая даже, что всю жизнь посвятит этому виду спорта. Тогда еще соревнования по гребле носили почти развлекательный характер - с танцами и аттракционами. Гонимый романтикой и нуждой, Зигмас летом путешествует по тайге, зарабатывает на жизнь, а осенью возвращается к занятиям в институте и на гребную базу. Уже тогда он не любил делать что-либо кое-как. У него всегда был железный принцип: "если не отдашь все, то ничего не получишь".

Новый этап в жизни Зигмаса и моей начался в 1959 году, когда мы вместе начали тренироваться у молодого талантливого тренера Р. Вайткявичуса. Шла подготовка к самому счастливому олимпийскому сезону в нашей жизни.

В учебно-тренировочный спортивный лагерь съехались лучшие тренеры. Трудно их винить в том, что они находились под гипнозом знаменитой восьмерки "Крыльев Советов", которая отличалась идеальной слаженностью, высокой техникой и элегантностью. Однако стиль этой восьмерки к тому времени стал уже устаревать. Надо было искать новое. И сотрудничество двух спортсменов - 3. Юкны и Р. Вайткявичуса - оказалось весьма плодотворным в поиске нового.

Опыт у них был неодинаков, но азарт новичка Юкны хорошо сочетался с интуицией опытного Вайткявичуса. Зигмас умел ставить перед собой задачи и потом с упорством шел к цели. На первом предолимпийском гребном сборе Зигмас как-то раз очень убеждённо сказал, что Олимпиада в Риме будет для него удачной. Даже признанные мастера не могли позволить себе такое смелое утверждение. Позже в своих воспоминаниях, которые он, увы, не успел закончить, Зигмас заметил, что удачи добивается лишь тот, кто настроил себя на победу. Иначе не бывает. На Олимпиаде в Риме мы достигли очень большого, но не самого высокого результата. Почувствовав, что титулы олимпийских чемпионов были совсем рядом, я больше расстроился, чем обрадовался такому результату. Ну а Зигмас не печалился. Он умел радоваться жизни, тому, что достиг в ней, он счастливый стоял перед камерами, отвечал на вопросы и искренне улыбался.

В 1961 году мы вместе с Зигмасом садимся в восьмерку, и Зигмас становится ее организующей силой, он - образец трудолюбия и силы воли.

На тренировках идем не спеша, как намечено по плану, но, пока не взмокнем от пота, на базу не возвращаемся. Его никогда не надо было подгонять, только сдерживать.

Талантливый спортсмен 3. Юкна не мог приспособиться к посредственным гребцам. Это послужило причиной того, что в 1965 году мы пересели в четверку, загребным которой стал Юкна.

Роль загребного очень велика. Не зря даже очень опытные тренеры сборной СССР любят повторять: "Дайте мне хорошего загребного, и я сделаю команду экстракласса". От загребного требуется очень многое. Это и чувство ритма, темпа, и стабильность гребка, и контакт с командой. Поскольку в большом экипаже конфликты неизбежны, то особенно важны его гибкость и дипломатичность. Каждый хороший загребной силен. Один отличается особой интуицией, другой - темпом, третий - выдержкой, четвертый - умением сосредоточиться на финише. Зигмас удивлял своей стабильностью. Он мог вести команды на спринтерской дистанции, мог на супердлинной - в несколько десятков километров, но всегда все его гребки были стабильными - длинными, мощными.

Пока наша четверка - обломок восьмерки - не сложилась как команда, нам особенно нужен был загребной с твердым характером. И твердый характер Зигмаса сыграл свою роль: на четверке без рулевого в 1965 году мы с Зигмасом второй раз стали чемпионами Европы.

Всего было в нашей жизни много - и плохого, и прекрасного. Мы возвращались домой с соревнований и под бравурные звуки оркестра, и без фанфар. Но всегда нас встречали жена и сын Зигмаса, очень близкие мои друзья.

Дни рождения не принято переносить, но даже тридцатилетний юбилей Зигмаса пришлось праздновать с опозданием на два месяца. Жена его всегда все понимает и не сердится. Ирена сама занималась греблей, она мастер спорта. В тот юбилейный день разговор коснулся волнующей всех его домочадцев темы. Тридцать лет для спортсмена - возраст ветеранский. И может быть, золотые медали чемпиона Европы - прекрасный момент для прощания с большим спортом? Не лучше ли сейчас выбрать более "разумную" профессию - ученого, администратора, педагога? Но как уйти, если возможности кажутся далеко не исчерпанными? Ирена и на этот раз хорошо понимала своего мужа.

Зигмас участвовал в драматической борьбе Олимпийских игр в Токио, переживал свои поражения и неудачи друзей по команде. В то же время он с удовольствием наблюдал, как прекрасно выступал его старый друг 36-летний ветеран команды США Конни Финдлей, который нам проиграл на Олимпиаде в Риме. Ни плохие погодные условия, ни неудачный жребий не могли удержать стремительного финиша двойки с рулевым, в которой рядом с 36-летним ветераном самоотверженно боролся за победу гребец, вдвое моложе его - Эдуард Ферри. Зигмас был рад и за ветерана, и за начинающего спортсмена.

Он всегда любил общаться с молодыми. Независимо от того, тяжелой или легкой, длинной или короткой была тренировка, он находил время и силы сесть в лодку к кому-нибудь из молодых гребцов, недавно появившихся в сборной СССР. После трудных тренировок часто хочется побыть одному, отдохнуть, расслабиться. Но Зигмас чаще всего предпочитал отдых в театре или кино. Он считал, что от того, как спортсмен проводит свободное время, зависит результативность каждодневных тренировок. Поэтому и в театр он ходил не один, всегда брал с собой друзей. Потому и огорчался, замечая, что иные спортсмены не тяготеют к познаванию мира, искусства, к размышлениям о жизни.

Я ни разу не видел, чтобы Зигмас взял в руки бокал с вином. Помню торжественный вечер, посвященный закрытию одних международных соревнований. Когда был поднят тост и все встали, остался сидеть только Зигмас. Он, конечно, мог подняться вместе со всеми, а потом поставить свой бокал на стол. Но он считал необходимым напомнить спортсменам, 'что это для них - лишнее.

Его требовательность к себе была и впрямь завидной. Обычно техника гребца формируется в юношеском возрасте. Каждый тренер знает, что обучить новичка гораздо легче, нежели исправлять ошибки сложившегося, пусть даже известного мастера спорта. Но может ли изменить свою технику спортсмен, когда ему за тридцать? Оказывается, может. Будучи загребным в быстроходных лодках - в четверке без рулевого и восьмерке - Зигмас заметно вырос технически. Усовершенствовал начало и конец гребка, научился правильнее распределять силы на дистанции - и результаты его росли.

Даже через 13 лет после его выступлений, результат восьмерки, в которой Зигмас был загребным, - 5 минут 36 секунд на двухкилометровой дистанции - все еще оставался на уровне международного класса.

Кто знает, может быть, нам удалось бы достичь вершины Олимпа в Мексике, не будь таким тяжелым для нас ее климат? Нам было трудно, а загребному еще* труднее. В финальной гонке сдают нервы и у ветерана - Зигмас "поймал леща" в самый напряженный момент борьбы. Но внезапная неудача не ошеломила его, он продолжал бороться до конца и вывел команду на третье место.

После той Олимпиады еще три года он активно занимался спортом. Но все чаще и чаще его можно было увидеть в качестве судьи на различных соревнованиях по академической гребле. Как член Международной федерации по гребле он принимал участие в работе технической комиссии. Покинув большой спорт, он продолжал общественную и спортивную работу. Его деятельность была активной и разносторонней: на посту народного депутата он много сил и энергии отдавал решению различных очень серьезных проблем.

Тем временем воспитанники средней школы-интерната в Тракае уже добивались первых успехов в стране и за рубежом. Лучшие гребцы интерната составляли костяк сборной республики. Школе нужен был руководитель - опытный, энергичный, умелый. Им оказался Зигмас Юкна. Его назначили заместителем директора по спортивной работе средней школы-интерната в Тракае.

Хозяйственная база школы слаба, инвентарь низкого качества, условия жизни оставляют желать лучшего, питание тоже - это далеко не все вопросы, которые пришлось решать, и немедленно. Бывший спортсмен окунулся в работу с присущими ему деловитостью, темпераментностью и упрямством. Кому-то, возможно, больше по душе человек бесхарактерный: с таким легче - меньше проблем, меньше хлопот. Сиди и жди, а по истечении некоторого времени все само собой как-нибудь и решится. Но Зигмаса не устраивало это "как-нибудь". Он во всем добивался лучшего результата.

В тракайской средней школе-интернате он взвалил на себя огромную нагрузку: вставал в б часов утра, ложился в час ночи. И так изо дня в день. Без выходных.

Несмотря на свою загруженность, он не забывал и о художественной самодеятельности, экскурсиях, туристических поездках. Его здоровье казалось железным, но оно подорвалось внезапно. В один осенний день он упал как подкошенный - парализовало всю левую сторону. Диагноз - опухоль мозга, требовалась срочная операция. Операцию Зигмас перенес мужественно, но тяжелая болезнь не отступала - последние два года жизни были мучительными. За всю жизнь он привык много работать, и теперь ценою неимоверных усилий волн вставал, падал, опять вставал и работал. Приехал и на Олимпиаду в Москву.

Последние фотографии... Смотрю на них и вижу, как угасал - появилось новое выражение глаз. Из них исчезли воля, энергия, сила.

Зигмас Юкна навсегда внесен в списки известнейших спортсменов. Быть одиннадцатикратным чемпионом СССР, трехкратным чемпионом Европы, призером двух олимпиад - заслуга немалая.

И теперь, когда мы дождались первых чемпионов мира по академической гребле, слава Зигмаса Юкны вовсе не меркнет.

Труднее всего бывает первым.

Партия и правительство высоко оценили труд этого знаменитого спортсмена и спортивного деятеля. Указом Президиума Верховного Совета ЛССР ему было присвоено почетное звание заслуженного деятеля по физической культуре и спорту Литовской ССР.

На правах рекламы: Universal auto scanners GM Tech- 2 PRO kit with CANdi TIS.
sitemap
Гребцы на букву А Гребцы на букву Б Гребцы на букву В Гребцы на букву Г Гребцы на букву Д Гребцы на букву Е, Ё Гребцы на букву Ж Гребцы на букву З Гребцы на букву И, Й Гребцы на букву К Гребцы на букву Л Гребцы на букву М Гребцы на букву Н Гребцы на букву О Гребцы на букву П Гребцы на букву Р Гребцы на букву С Гребцы на букву Т Гребцы на букву У Гребцы на букву Ф Гребцы на букву Х Гребцы на букву Ц Гребцы на букву Ч Гребцы на букву Ш, Щ Гребцы на букву Э Гребцы на букву Ю Гребцы на букву Я1 Гребцы на букву Я2 Гребцы на букву Я3 Гребцы на букву Я4 rowers анкеты укр. гребцов